Домой Материнство Как пережить рак груди и остаться красивой

Как пережить рак груди и остаться красивой

30
0

Рак груди — всегда страшный диагноз для девушки и женщины. Кажется, что если придется удалить грудь, даже одну, она перестанет быть собой, перестанет быть красивой, ее разлюбит муж. То, что это не так, доказываются истории двух героинь мультимедийного проекта «Онконавигатор» (в нем рассказывается о более чем 20 видах онкологических заболеваний, их лечении, возможных побочных эффектах и реабилитации).

Согласилась на пластику после удаления груди – и не жалею

Рассказывает Виктория Саблина, 52 года, Москва:

— В июне 2019 года, на отдыхе, я почувствовала, что с грудью что-то не то. Но списала все на возраст, не придала этому значения, ничего не болело. Когда вернулась из отпуска, все было нормально, и к врачу я не пошла.

Однако после того, как в октябре этого же года у моей мамы нашли рак толстой кишки, я тоже решила обследоваться. Обратилась по ДМС к маммологу. У врача возникли подозрения, она отправила на УЗИ и маммографию. В результате выяснилось, что в груди есть опухоль. У меня взяли пункцию. Она показала наличие раковых клеток.

Диагноз стал шоком. Два рака в одной семье, один из другим — это очень тяжело пережить и принять. Родные и близкие сильно переживали. Я похудела на 10 кг за полтора месяца. Но не опустила руки, знала, что нужно бороться не только за себя, но и за маму. Мы с ней доверились врачам и верили, что все будет хорошо.

Точной причины, почему я заболела раком, нет. Думаю, что сыграла роль генетическая предрасположенность: и у моего отца, и у моей мамы были онкологические диагнозы.

Виктория Саблина

Я прошла все необходимые обследования в онкоцентре имени Блохина. Все было бесплатно, по ОМС, кроме иммуногистохимического исследования опухоли. К сожалению, все мои обследования завершились как раз перед новогодними праздниками, и пришлось отложить начало лечения.

В конце февраля мне удалили грудь. Сначала я не хотела делать пластику груди, считала это лишним. Но лечащий врач убедил в необходимости этого. Он говорил об эстетике, о восприятии себя — это очень важно для любой женщины. И я согласилась, несмотря на то, что такая двойная операция сложнее, чем простое удаление груди.

Помимо удаления груди, мне удалили и лимфатические узлы, так как в них были метастазы. Оставлять было нельзя, рак бы снова появился.

Первые дни после операции было тяжело. Я не могла поднять руку, она была онемевшей. У меня стояли дренажи, которые убирали лишнюю жидкость из раны, они, конечно, мешали. В больнице я провела примерно неделю. Свою грудь я увидела только на десятый день после операции. Всё это время я была в специальном корсете, его расстегивали только на перевязках.

После такой операции очень нужен кто-то рядом. Поначалу ты почти ничего не можешь сам, могут быть разные последствия от наркоза. Вставать в первый день не разрешают. За мной ухаживала дочь. Другие близкие каждый день приезжали в больницу, это очень поддерживало.

После операции мне назначили несколько курсов химиотерапии. Ее я прошла, параллельно работая. Тогда как раз всех нас перевели на удаленный формат из-за распространения ковида. «Химия» проходила амбулаторно, только в первый раз мне пришлось остаться на ночь в больнице, так как был карантин.

От капельниц были побочные явления: слабость, ломота в ногах, появился стоматит. С ним я справлялась полосканиями. Врачи всегда предупреждали о возможных осложнениях и о том, как с ними бороться.

Какие бывают побочные явления химиотерапии при раке молочной железы?

Рассказывает Людмила Григорьевна Жукова, д.м.н., профессор РАН, заместитель директора МКНПЦ им. А.С. Логинова по онкологии:

— Одно из возможных побочных явлений при химиотерапии — нейтропения. Это снижение количества защитных клеток крови от инфекций. Нейтропения бывает от первой до четвертой степеней. Четвертая — самая тяжелая, когда клеток очень мало. Такое состояние угрожает жизни пациента и требует немедленной госпитализации. В зависимости от степени нейтропении врач может разрешить или не разрешить дальнейшее лечение.

Во время лечения рака молочной железы очень важно проводить профилактику нейтропении, поскольку именно для этого вида рака принципиально проведение полного курса химиотерапии в правильных дозах и в правильные сроки. Это позволяет врачам добиться успеха в лечении: увеличить продолжительность жизни пациентов на месяцы и годы. Если возникает нейтропения, то мы вынуждены откладывать лечение, снижать дозу лекарства, следовательно, теряется эффективность «химии».

Для профилактики развития нейтропении применяют специальные препараты — гранулоцитарные колониестимулирующие факторы (Г-КСФ). Они помогают нашему костному мозгу обеспечить циркуляцию в организме нормального количества нейтрофилов для того, чтобы предотвратить развитие инфекционных осложнений.

Продолжает Виктория Саблина:

— Еще один минус «химии» — выпадение волос. Я не стала дожидаться, пока они все выпадут сами, — постриглась под машинку и стала носить парик. Я до сих пор его ношу, хотя волосы уже постепенно отрастают.

Кроме химиотерапии, меня лечили и лучевой терапией. На работе мне пошли навстречу, зная о болезни: сделали такой график, чтобы я успевала ездить на лечение. Я ездила на лучевую каждый день в течение месяца, кроме выходных. Мне повезло: не было никаких побочных эффектов, кроме сонливости. Кожа на груди покраснела, я ухаживала за ней специальными кремами, которые посоветовали врачи.

Сейчас я под наблюдением врачей в районном онкоцентре, регулярно хожу на гормональные уколы, которые отключают функцию яичников. Это необходимо, так как иначе опухоль может появиться снова.

Предстоит операция по замене импланта. Хочется быть красивой, волнуюсь, как будет выглядеть новая грудь, какой формы она будет. Я делаю специальную зарядку, разрабатываю руку. Упражнения показал врач-реабилитолог в онкоцентре.

Еще я стала ходить в бассейн, на йогу, много гуляю, слежу за питанием. Бережно отношусь к себе, не ношу тяжелые сумки, ограничиваю себя в тяжелой работе.

Чувствую себя более счастливой, чем до болезни, потому что наслаждаюсь каждым днем

Рассказывает Валентина Клыкова, 39 лет, Москва:

— Летом 2019 года я нашла у себя шишку в груди. Тогда мы с мужем и детьми жили на даче, быстро собрались и вернулись в Москву. Я пошла к гинекологу, но было рано делать УЗИ, оно бы не дало результат. Оно зависит от менструального цикла, нужно делать в определенный его день. Врач УЗИ предположила у меня фиброаденому (доброкачественная опухоль молочной железы) и отправила на консультацию к онкологу.

Онколог при осмотре также сказала, что, возможно, это фиброаденома. Но чтобы убедиться в этом, отправила меня делать пункцию. К сожалению, результаты пункции не порадовали: оказалось, что у меня рак. В дальнейшем врачи выяснили, что это гормонозависимая опухоль.

Причиной рака считаю генетическую предрасположенность. Это подтвердил и специальный анализ на мутации генов BRCA 1/2. У моей мамы, бабушки и прабабушки был рак молочной железы.

Валентина Клыкова

Я попала на лечение в онкоцентр имени Блохина. За вторым мнением куда-либо еще не обращалась, согласилась с назначенным лечением. Доверяла врачам, поэтому отказалась предложения бывшего мужа пройти лечение в Израиле или в Германии.

Сначала я прошла химиотерапию, участвовала в клинических испытаниях нового лекарства. Оно воздействует на иммунные клетки, которые начинают сами бороться с опухолью.

Я довольно легко переносила «химию», сама ездила за рулем из больницы и обратно. Из побочных явлений было только небольшое онемение пальцев рук и ног, иногда подташнивало, была слабость и сонливость. После завершения лечения обследование показало, что опухоль уменьшилась.

Меня все время поддерживала семья, другие родственники, мои друзья. Они всегда были на связи, не давали мне грустить, старались чем-то отвлечь. Например, после первой химиотерапии мы с мужем, младшей дочкой и друзьями ездили в Сочи на пять дней. Эта поездка помогла мне встряхнуться и настроиться на дальнейшую борьбу с раком.

Через месяц после «химии» мне удалили обе груди и яичники. Поставили специальные эспандеры, которые наполнены жидкостью, — это временные заменители груди. Все сделали достаточно эстетично. После операции сильно болела рука, было ощущение, будто меня придавила бетонная плита. Рука плохо двигалась, не поднималась.

После этого я проходила лучевую терапию. Никаких неприятный ощущений во время процедур не было, все проходило быстро. Из побочных явлений была только сильная слабость. А еще я один раз забыла, что нельзя быть на солнце — в итоге кожа покраснела, появилось что-то похожее на ожог. Но это покраснение быстро прошло, сейчас нет никаких следов.

Через полгода после первой операции мне сделали пластику груди: поставили силиконовые импланты. Еще месяц я носила компрессионное белье. Сейчас оно уже не нужно. Новая грудь выглядит здорово.

Сейчас я в ремиссии и надеюсь, что так будет очень-очень долго. Я чувствую себя полноценной красивой женщиной. Из-за болезни я прошла перезагрузку. Когда только немного отросли волосы, пошла в лучший салон Москвы, сделала себе наращивание длинных волос. Чувствую себя просто красавицей, лучше, чем до болезни. Очень нравлюсь себе в зеркале, считаю себя даже более счастливой, чем до болезни, потому что наслаждаюсь каждым днем.

Источник: 7ya.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here